Мою сестру зовут Алина, ей 19 и как-то раз она  решила прогулять уроки в понедельник. Узнав от друга, что она пропустила 2 контрольные я решил ее наказать. Когда она пришла со школы я не подавал признаков что я знаю о Ее прогуле. Когда мы сели обедать я стал расспрашивать Ее о школе и не было ли контрольных. Она отвечала что сегодня был обычный скучный день. Тогда я решил поймать Ее на лжи. -Ваш класс не предупреждали о возможных контрольных работах? Она немного растерялась и ответила немного заикающимся голос -нет Тогда я и понял что она врет. И сказал -А вот врать нехорошо! Я знаю что в вашем классе запланировано много контрольных работ и вас даже сказали когда они будут. Также я знаю что ты прогуляла сегодня целый день! От моего заявления Алина сказала что она сожалеет о своём поступке и сказала что подумает над этим и больше так не будет. Я подумал что она снова врет и говорит так, чтобы это не обсуждать. Тогда я решил, что ей не должноДалее…

Когда я сегодня под вечер возвращался домой, я уже чуял, что меня ждет что-то плохое.И предчувствия меня не обманули. Коротко про меня: я подросток, толстый парень, уверенный в себе и наглый. Как раз сегодня я нагрубил маме, доведя ее до слез. И она сквозь слёзы пообещала: «Вот вернется Денис с работы, он с тобой потолкует!!!» Денис — это мой отчим. Здоровый мужик, они с мамой стали жить полгода как. Вначале у нас с ним были хорошие настроения, но после жалоб мамы они испортились.отчим не раз грозил выпороть меня, но я только посмеивался — пороть 18-летнего парня..так не бывает. Я ведь уже взрослый. Но в тот вечер я ошибся. И основательно…. Едва я пришел, мне открыл отчим. Он поманил меня в их комнату, приговаривая:- Как раз вовремя. Я вошел и уселся в кресло. Напротив, в соседнем кресле, сидела мама и сердито смотрела на меня.А на диване лежал ремень отчима… Толстый ремень из кожи… Мне стало немного не по себе.А Денис, мой отчим, тем временем стал зачитывать список моих «грехов». «Неуважение к матери»Далее…

Начало осени выдалось теплым. Стояли почти еще летние деньки. Я сидел на террасе своего дома и пил кофе, когда звонок домофона сообщил мне, что кто-то пришел. «Кого еще принесло с утра пораньше?» — недовольно поморщился я и пошел к монитору. У калитки стояла девушка в джинсах и легком свитерке. В руках у нее была объемистая сумка, судя по виду довольно тяжелая. Девушка настороженно смотрела в глазок камеры, нервно переминаясь на месте и оглядываясь по сторонам. Я без труда узнал свою лесную нимфу. Надо же, я тогда не ошибся. Она приехала, и теперь с опаской поглядывала на глухой забор и запертую дверь. Надо сказать, что дом мой стоит на краю коттеджного поселка, забором практически упираясь в заросший парк, больше похожий на небольшой лесок. Место здесь довольно тихое, приватное, как теперь принято выражаться. Ну, что ж, молодец, девочка. Я очень рад, но виду, конечно, не подам. Воспитание начинается с самого первого шага, чтобы потом не пришлось исправлять. — Кто там? — Это Ольга. Вы помните, мы встречались… в лесу. Вы мне адресДалее…

Мне очень нравится, когда меня стегают ремнём по попе. Я испытываю в этот момент не только боль, но и невероятное наслаждение. Жаль, что мне уже семнадцать с половиной лет и папа больше не наказывает меня ремнём, как в детстве. Последний раз это было лет в девятнадцать, я пришла домой поздно, к тому же навеселе – была на весёлой молодёжной вечеринке. От меня ощутимо попахивало спиртным, дымом дорогих сигарет с ментолом – на шее явно просматривались засосы от поцелуев. Родители были в шоке от увиденного. Разгневанный папа тут же в прихожей, пока я, пошатываясь, разувалась, снял крепкий брючной ремень и потащил меня в спальню. Там бросил на кровать, лицом вниз, не стесняясь заголил подол платья – попка в очень узеньких трусиках была вся открыта – и принялся ожесточённо стегать. Я орала как резаная, чтобы услышала мама и заступилась, но та даже не подошла, предоставив отцу наказывать меня, как он пожелает. Боль от ударов сложенного вдвое ремня была невыносимая, но в то же время я испытывала и удовольствие. Киска моя постепенно потекла,Далее…

Когда ее притащили, я не знал, что она стукачка — это уже потом Сова нам сказала: мальчики, можете делать с ней, что хотите, только не убивайте — сядем, мол… Пацаны ее накрыли в подъезде и притащили — тапки по дороге свалились и она была в белых носках, юбке какой-то и синей кофточке. Насчет лифчика нет знаю; на лицо симпатичная такая девчонка, черноволосая, с черными глазами, губы пухлые. Испугалась она конечно. Звали Лариса, испугалась она конечно, начала в коридоре кричать и прибежала Сова и говорит: мальчики, не надо так громко, услышат. Тогда Тит ласково так говорит: — Лариса, Лариса стань спокойно. Она слезы, успокоилась… И тогда Тит пнул ее, хорошо пнул, с оттяжкой в живот. Ну она странно так всхлипнула и загнулась. Тогда мы с Титом потащили ее в ванную; ванная была маленькая, из белого кафеля. С девчонки мы стащили юбку, кофточку и лифчик. Там был еще Лох, так он как увидел ее пухлую девичью грудь на которой соски едва заметно топорщились розовыми шишечками, то крякнул и начал стягивать с себяДалее…

Играло солнце тнад закатом, Скользя лучами между штор… Сестра родная с младшим братом Вела серьезный разговор,- Я не чужая, я родная, Ты не стесняйся, не робей. Я вижу все, я не слепая, И я хочу тебе помочь. К чему нам тайны и обманы, Тебе семнадцать, двадцать мне, И эротические драмы Тебя преследуют во сне. И я без всякого цинизма Сестра, как старшая твоя, Не занимайся онанизмом, Когда с тобою рядом я. Она нисколько не стесняясь, Смотрела в братнины глаза, А он, понять ее стараясь, Не знал, что думать, что сказать. Как часто грубо, беспардонно Ее он в мыслях раздевал И как один оставшись дома, Он ей на лифчики спускал. И вот под страстными руками Халат куда-то отлетел, И груди томными сосками Свой показали беспредел… Он груди тискал с упоеньем, Соски вытягивал, кусал… И член — природное творенье, Мужским достоинством восстал. Его схватил он моментально, Стремясь попасть к ней в закрома, Она в ответ сакраментально,- Постой…не надо, я сама. И опустившись на колени, К чему себя уже стеснять, Она без всякихДалее…

Алина осталась стоять на четвереньках, с истекающей от возбуждения киской, а я поднялся и достал из шкафа хороших размеров надувной анальный плаг. Алина только сладострастно охнула и подалась всем телом назад, когда я насаживал её попочку на четыре сантиметра анального удовольствия. Я погрузился своим членом в её киску и начал ритмично двигаться, слегка подкачивая плаг на каждое движение. Плаг в её анусе начал постепенно раздуваться, расширяя проход, а Алина только тихонько скулила и старалась насадиться на мой член поглубже. Плаг прибавил к своему диаметру примерно сантиметр, и Алина прекратила движения, прислушиваясь к ощущениям в своей попке. Я продолжал двигать внутри неё свой поршень, наблюдая, как Алинкин анус сдает свои позиции расширяющемуся плагу. Плаг прибавил ещё сантиметр и Алина стала редко и глубоко дышать. А её попке сейчас творилось нечто невероятное: толстый плаг неумолимо раздвигал стенки её сфинктера. Алина опустила голову и продолжала глубоко дышать, пытаясь расслабить анус. Скоро она застонала, не каждая попка в состоянии вытерпеть такое вторжение. Я прекратил двигаться внутри неё и целиком погрузился в созерцание борьбы еёДалее…

Ты правда этого хочешь? я с сомнением посмотрел ей в глаза. Да!.. Алина поставила на место бокал и повернулась ко мне. В её влажных глазах читалось томительное предвкушение, а сладкая улыбка развеяла мои последние сомнения. Ты знаешь, что делать дальше: С Алиной я познакомился ещё в университете. Знакомые считали нас счастливой влюблённой парой и ни кто даже представить не мог, чем мы занимались наедине. Алина была первой девушкой, которая искренне разделяла мою страсть к разным SM штучкам. Она с удовольствием позволяла связывать и насиловать себя в самых экзотических позах. В состоянии возбуждения её киска могла выдержать, казалось, любые издевательства, а попка превращалась в ненасытную дырку, готовую к долгим извращённым пыткам. Алина могла у меня на глазах долго и самозабвенно трахать себя различными предметами, бурно кончая от прикосновения моих прохладных пальцев к её красной набухшей киске. Долгие ночи напролёт мы предавались своей страсти, используя каждую возможность для того, чтобы попробовать неизведанное. После окончания университета я остался в столице, а она вернулась домой наши пути разошлись, чтобы снова пересечься через 9 лет.Далее…

Новый день начался щебетом птиц в парке. Девушку разбудили, накинули на ее обнаженное тело широкую накидку, и в сопровождении двух мужчин вывели из дома. У входа их уже ждала машина. Едва дверца закрылась, машина рванулась с места, увозя девушку в неизвестность. -Феола, сними накидку и отдай мне – распорядился мужчина -Как я буду без одежды? – тихо спросила девушка -Тебе больше не понадобится одежда, потому что там, где тебе придется жить, все девушки обязаны ходить обнаженными – спокойно пояснил молодой человек, и развязал тесемки накидки. -А почему вы меня не спросили – хочу ли я там жить? – возмутилась девушка, цепляясь за ткань -За тебя это решил твой опекун, он дал мне право распоряжаться тобой. Мы заключили договор. -Я свободный человек и сама должна решать – где жить – вспылила она -Хорошо, скажу иначе, Брэндону нужна покладистая и исполнительная девушка Мужчина резко дернул накидку и отобрал ее у Феолы. -А причем тут я? Пусть он ищет себе исполнительную! – не унималась девушка -Феола, он хочет только тебя, сразу предупрежу –Далее…

«Я здесь, мой Мастер» Так я всегда говорю, когда захожу к НЕМУ моему Господину. Встаю перед ним на колени и вглядываясь в лицо, пытаюсь уловить его настроение, его желания. Сейчас вид явно усталый и на мое приветствие было брошено сверху скупое «вижу» … Я трусь о его ноги, как кошечка и думаю, чего же в этот раз он захочет от меня. Ах, как он непредсказуем… «Хочу миньета» прозвучало сверху. Я смотрю на него и не могу скрыть довольной улыбки, позволяя себе пошутить. Я уже вижу, как изменится его лицо, когда я прикоснусь губами к его члену, когда начну ласкать его.. ах.. как я люблю доставлять удовольствие моему Господину. Продолжая улыбаться я протягиваю свои руки к его гульфику, как вдруг слышу грозные слова… «Ты не ручки тяни, а марш в позу!» В моей голове пронеслась мысль ну вот, рассердила, вечно с языком не в ладах, сейчас выпорет и глазом не моргнет! Но.. может еще можно исправиться , ведь я точно знаю, что пороть меня он СЕЙЧАС не хочет. Сделав вид, чтоДалее…