Весна. Сколько в этом слове счастья для каждого отрока. С наступлением зимы, казалось и сама жизнь застыла, а теперь, всё оживало. Снова начиналась активная работа в полях, пастухи водили скотину на выпас, деревья приоделись в свои зелёные платья, солнце припекало на удивление сильно, а вода блестящей в солнечных лучах реки заманчиво манила в свои объятия. Но самым главным событием для всего городка было то, что скоро их похода должна вернуться сотня. Сотня кованной конной рати вышла за ворота ещё в конце осени, отправляясь на границу, нести службу по приказу князя Туровского, защищая земли от набегов северных соседей, перекрытия речного пути, по которому любили путешествовать нурманы, а так же для карательного похода в глубь местных лесов и болот, чтобы показать распоясавшимся язычникам, кто хозяин на этих землях. В большом поместье сотника уже с самого утра был шум и гам: женщины уже приступили к своим делам. В это же время в комнате под самым чердаком медленно проснулся единственный мужчина оставшийся в доме. Если быть точным, то не мужчина, а отрок четырнадцати летДалее…

Две девушки, совершенно обнаженные вступают перед зрителями в схватку. Каждая из двух девушек старается любыми способами довести соперницу до оргазма. Девушка, которая первой забьется в конвульсиях сладострастия, считается проигравшей, а та, которой удалось привести ее в такое состояние — победительницей… Прямо здесь, посреди зала, на глазах у всех собравшихся зрителей, нам с Синтией предстояло раздеться. Следуя примеру новой подруги, я скинула с себя платье, трусики, бюстгальтер. Обнаженные, мы вышли на середину зала и встали возле ковра. Ударил гонг, зрители зааплодировали, разглядывая нас, наши стройные голые тела, со всех сторон выставленные на обозрение. Мы опустились на колени и оказались напротив друг друга на коврике. Надо сказать, что раньше я никогда не занималась лесбийской любовью. Более того, я вообще не занималась любовными упражнениями на людях. Но вот тонкие руки Синтии охватили мою шею, потянули на себя. Я поднялась. Губами Синтия раскрыла мой рот и впилась своим язычком. Наш поцелуй был сначала односторонним, я очень смущалась, но потом влажный рот подруги, припавший ко мне, стал мне нравиться. Я начала тихонько вибрировать. Язычок СинтииДалее…

. Зимoй мы рeдкo гуляeм, чaщe сoбирaeмся у кoгo-нибудь пo выхoдным, oбщaeмся, выпивaeм… Вoт и эти выхoдныe нe стaли исключeниeм, был вeчeр суббoты и я ужe ждaлa у сeбя свoих друзeй — Влaдa и Никиту… Oни приeхaли бeз oпoздaний, с бутылкoй хoрoшeгo рoмa, кoтoрую мы рaспили буквaльнo зa пaру чaсoв… Рeбятa рeшили oстaться у мeня и мы кaк oбычнo лeгли втрoём… Ужe чeрeз 15 минут я пoнялa чтo этoй нoчью спaть мнe нe придётся, руки Никиты зaскoльзили пo мoeй груди a губы eгo пo мoeй шee… Влaд и нe думaл oстaвaться в стoрoнe и срaзу жe принялся лaскaть мoи бёдрa, пoкрывaя их нeжными пoцeлуями и слeгкa пoглaживaя… Oн цeлoвaл мoи бёдрa спускaясь нижe и нижe, и ужe чeрeз сeкунды я пoчувствoвaлa eгo гoрячий язык нa свoeй влaжнoй кискe… Oн лaскaл мeня нeжнo, с oстoрoжнoстью и oднoврeмeннo с усилиeм, пoглaживaя пaльцaми и лaскaя языкoм клитoр… Я чувствoвaлa кaк нaчинaю тeчь всe сильнee… Тeм врeмeнeм Никитa, лaскaл мoю грудь пoкусывaя сoски и сжимaя грудь в рукaх, я чуть пoстaнывaя oт удoвoльствия пoднялaДалее…

Аксиома. Любая фотография закончится порнографией, если начинает человек носить с собой камеру. В голове начинают неожиданно жить фантазии. Они, как дети, вначале наивные, бесхитростные, начинают требовать своего признания. И, наконец, как дети Вашего воображения, становятся взрослыми и живут отдельно от Вас, но в определенный момент снова приходят в Вашу голову и беспрекословно требуют своего воплощения в Вас. Взрослые дети занимаются сексом и довольно рано, потому что айпад у каждого уже 18 летнего ребенка. Процесс не остановить. Запреты только разжигают жажду опасного для нас познания, а для них — это обыденность. Это Ваша ментальная мутация. Вы неизбежно должны измениться, потому что Ваше Будущее — это Ваши воплощенные мечты и фантазии. Побеждает не тот, кто сильнее физически, а тот кто лучше фантазирует, где, кроме секса такой космос для воображения? Хочется видеть на маленьком экранчике не просто красивое лицо, а энергетику продуктивного взаимодействия, короче секс. Вот и ползаешь по грязному пляжу, пока не заметишь красиво загорающую топлес или просто трахающихся у всех на виду. Начинают заводить просто бляди, которые тебя изучают как клиента,Далее…

Графиня Ирина Румянцева родилась в москве в семье Баскова. Богатый, шумный, привыкший жить на широкую ногу, он слыл в Москве хлебосольным малым. Единственную дочь он баловал донельзя. И казалось впереди жизнь полна радости, но судьба оборвала жизнь Баскова. Неутешимая в горе вдова тоже не намного пережила его. Ирине было 16 лет, когда немка, у которой она была на попечении, выдала ее замуж за графа Румянцева — знаменитого 50-летнего мужчину. Румянцев любил свою молодую жену, но прожил довольно бурную молодость и, расстратив свой пыл на других женщин, он уже не мог дать ей все то, что требовалось этой наивной, с каждым днем все более пылкой натуре. Ирина хандрила, сама не зная почему. Ее часто мучали головные боли и неясные желания. Муж как мог, старался развлечь ее: водил ее на собрания, в оперу, устраивал балы. На одном из таких балов Ирине представили графа Весенина. Молодой, остроумный, блестящий кавалер, настоящий светский лев — он спервого взгляда понравился Ирине, да и Ирина ловила часто на себе его пристальный взгляд. После этого вечера они какДалее…

«Если вам дороги те минуты, если вы любите меня, то исполните мою просьбу, последнюю просьбу, иначе жизнь моя — ничто и я погибла. » Элеонора дописала эти строки, пылающие страстью и склонила голову на прекрасные розовые руки. «Лора» вполголоса позвала она свою послушницу в этот миг дверь отворилась и вошла пятнадцатилетняя монахиня с рано оформившимися формами тела. Об этом свидетельствовали чувствительный и сладостный рот, холмики больших, слегка отваливающихся грудей, округлые бедра, полноту которых не в силах было скрыть длинное платье монахини. Лора! — произнесла Маркиза, — отнеси это письмо, ты знаешь кому и немедленно возвращайся обратно. Неслышно ступая своими маленькими ножками, послушница удалилась, скромно потупив голову. Соблазнительное покачивание ее бедер не ускользнуло от внимания Маркизы. Полные ягодицы девушки двигались в такт ее шагам. Глаза Маркизы, проводив послушницу, загорелись плотоядным огнем. Она приподняла подол своего платья и вложила два пальца в промежность. Почувствовав первое вздрагивание пылающих губок влагалища, Маркиза обернулась к распятию, висевшему над кроватью и упал перед ним на колени. Так она и предстала перед богом, одну руку подняв кДалее…

Я почти уверен в том, что мои слова ни в коем из вас не встретят серьезного отклика. Может быть правильнее было бы не высказать суждение столь далекое от идей, которыми живет наш век. Однако, я не силах противостоять искушению и все-таки выскажу этот не современный взгляд. Я уверен, что в жизни существует возмездие не потому, что мне захотелось надеяться на отомщение, а как человек на самом себе испытавший неотвратимость судьбы, подводящей черту над свершившимся, какзалось бы случайными событиями. Но не буду больше говорить об этом. Перейду прямо к рассказу о трагическом проишествии, печальный след которого пал на всю мою жизнь. Пусть не обманет никого несколько привольное и слишком отступающее от салонных тем содержание моего рассказа. Впрочем, довольно предисловий. Мне было 26 лет, когда началась война, которую в непонятном ослеплении мы так лого называли . Мой дед и мой отец были военными и я с детства впитал в себя убеждение, что высшая степень человеческого благородства — это военная доблесть. Когда мобилизация оторвала меня от семьи, я ушел на фронт с глубокимДалее…

Здравствуйте дорогие читатели. Я продолжаю рассказывать свою не легкую историю жизни.С Серёжей я по-прежнему встречалась, он приходил ко мне домой мы часами развлекались, он мог кончать раз за разом. Как мужчина в постели он был хорош. Мне нравились эти встречи, он меня удовлетворял, а больше мне и не надо было, на серьёзные отношения с ним я не могла рассчитывать из за разницы в возрасте. Однажды он рассказал мне, что у них на работе скоро предновогодний корпоративно, после него они всегда едут отдыхать в баню. Вот там то я ему и нужна. В баню каждый берет себе по девушке, так что ни каких груповух не будет. Та, с которой он раньше ездил, вышла замуж. Я согласилась. Вот этот день пришёл, в 18 часов надо было подъехать к бане, что я и с удовольствием сделала. Вот стою я у входа и вижу, подъезжает две машины такси, из них выходят 7 мужчин и ОДНА девушка. Я начала соображать, что и будет оргия 7 мужчин и две девушки. Я сильно растерялась, Сережа сам подошелДалее…

Что-то настойчиво звенело, но у меня не было времени даже оглянуться. Да и что я мог сделать, когда заняты, ну очень заняты, обе руки… Одной я тискал грудь гостьи, а вторая настойчиво пыталась пролезть под резинку её трусиков, но почему-то соскальзывала. Сам я от этого был зол и свиреп до невозможности, умоляя её: — Ну, сними ты эти трусы, видишь, не получается… Слыша в ответ: — Не могу! Ты должен снять их сам… Эрегированный член стоял торчком, а напрягшийся живот ломило от желания… И в этот момент я проснулся. Всё было как в моём сне, за исключением того, что я находился в своей холостяцкой квартире и один. Но вот член… тот стоял, даже было жалко, что никто из моих пассий не видел этого. Думаю, он бы их впечатлил. С трудом разлепив глаза, силился вспомнить какой сегодня день. — Да суббота ведь, — сообразил я, — и кого там чёрт принёс? — пронеслось в голове. Дело в том, что вчера, а, лучше сказать, сегодня я лёг поздно. На работе был конецДалее…

Была в них какая-то… свобода. Бесшабашная, бесцельная и, наверно, ненужная — но именно такой, абсолютно вольности Марине и не хватало. Тогда. Когда она, как казалось, навсегда развязалась с этим и начала встречаться с другим мальчиком… «Он был порядочным. Сильным, но неуверенным в себе. Умным, но не знающим об этом. Хорошим, но мечтавшим, изредка и понарошку, казаться плохим. Идеальный вариант для девушки, пережившей несколько болезненных расставаний подряд. Он не лез к ней с приставаниями, не делал намеков… Он просто принимал любое ее решение. И был счастлив просто быть вместе с ней. Жалкое зрелище, но удобный персонаж. Впрочем, Марина тогда, вполне искренне, его полюбила. Не влюбилась — такой роскоши она себе позволить уже не могла, слишком сильно ныла еще не зажитая рана. Но полюбила — по-доброму так, по-настоящему. Так обычно любят битые жизнью тетки своих — пусть и плохоньких — мужичков. Не из жалости, не по нужде, не от безысходности — но без малейшего намека на без башенную похоть и сногсшибательную страсть. Недаром волю считают продуктом исключительно каноничного «рацио». И совершенно оправданноДалее…