ПАРТНЕРЫ ПО БИЗНЕСУ. ЧАСТЬ 1

Он был моим партнером по бизнесу.

Несколькими годами раньше, когда мы работали в параллельных проектах, между нами случился бурный роман с безудержным сексом. Потом некоторое время мы не общались, ну а потом снова стали работать вместе. У нас был общий бизнес, но о нашем сексе мы не говорили. Оба делали вид, что ничего не было.

Но однажды мы засиделись допоздна в ресторане, разговаривали обо всем, пили вино и он у меня спросил:

— А какая у тебя любимая поза в сексе?

Настроение было какое-то подходящее для откровений и я ответила на полном серьезе:
— Ноги на плечах у партнера.
— А фантазия?

Я посмотрела на него очень внимательно. Бывший. Спрашивает про фантазию. Выпила слишком много. Не отдаться бы. Но мозг поскакал впереди и уже приготовил ответ:
— Знаешь, я иногда хочу, чтобы меня приковали к чему-то, руки и ноги, чтобы я была беспомощна, и с моего разрешения, без унижения, насилия и вот этой всей атрибутики — просто оттрахали как следует.
— Надо как-нибудь попробовать это с тобой — на полном серьезе сказал он.
— Нет. Я тебя не хочу. Мы партнеры в бизнесе. И никакого секса, — я смотрела на него с вызовом. Хотела задеть и возбудит одновременно.

Прошло несколько недель и мы заключили выгодную сделку, праздновали всем офисом, когда все разошлись, пошли в его кабинет и он предложил мне кофе. Я выпила кофе, сняла каблуки, которые уже просто не могла носить, села в кресло, поджала ноги. Мне было все равно, что резинки от чулок были ему скорее всего видны из под платья, когда он сидел на своем месте напротив меня и пил коньяк. Я очень устала и мне оказалось, что я отключилась всего на минуту, но когда очнулась, я лежала на столе. Голая. Мои руки и ноги были привязаны шелковыми лентами. Во рту был какой-то шарик. Нет, ногами я могла шевелить. И руками тоже. Я могла даже согнуть ноги и раздвинуть их. Я стала смотреть по сторонам. Он все так же сидел на своем месте за столом и пил коньяк.
— Очнулась? — с легкой улыбкой спросил он.
— Ммм — промычала я. Понятно теперь, что за шарик у меня во рту.
— Да, я знаю, что ты не можешь говорить. Это пока. Не волнуйся. Все будет хорошо. Мы заключили очень выгодный контракт и было бы недостаточно его просто обмыть. Я хотел тебе сделать особенный подарок. Подарок, который ты запомнишь надолго. Помнишь мы говорили о фантазиях? — и он улыбнулся своей той улыбкой, которой он всегда улыбался, когда мы были близки. Странно, что эта улыбка никогда не появлялась в работе, в другое время, только когда мы были вдвоем и в постели.
Я почувствовала, что легкое возбуждение у меня пробежало между ног. Черт, я возбуждаюсь, нет, только не это.

— Ты сказала, что не хочешь меня. Но я в это не верю. Я думаю, что ты уже немного возбудилась. Ты прикована, во рту кляп, ты уже себе представила, что будет дальше и скорее всего уже мокрая, как мышь, — с этими словами он встал направился ко мне. — Вот это мы сейчас и проверим.

Я скрестила ноги как могла и смотрела на него. Все, что я могла сейчас — это стонать. Он подошел ко мне, погладил рукой по бедру и животу, все это время смотрел мне прямо в глаза.
— Не зажимайся, я просто посмотрю, правду ли ты тогда сказала. Если киска не мокрая и ты меня действительно не хочешь, я тебя отпущу. Но если ты возбудилась, — и он улыбнулся, показывая глазами между ног, — раздвинь ноги.

Я закрыла глаза и застонала. Он положил мне руку на живот и медленно начал спускаться к киске.
— Раздвинь ноги. Я специально приковал тебя так, чтобы ты сама могла принимать позы. Раздвинь ноги! Если киска не мокрая, поедем по домам.
Он держал 4 пальца на моем животе, а большой палец скользил по уголку с глубокой эпиляцией. Я все еще его не пускала. И он продолжал гладить одним пальцем, стараясь спуститься как можно ниже.
— Ты стала делать эпиляцию. Красиво. Раздвинь ноги. Давай.

Я не сдавалась, открыв глаза смотрела на него и мотала головой. Тогде он начал подниматься рукой вверх к моей груди. Аккуратно дотронулся до соска, который уже был набухший, провел вокруг него большим пальцем. Я застонала.
— Ты меня хочешь. Я это вижу. И то, что ты меня не пускаешь это подтверждает. Хочешь я уберу кляп? Я закивала головой в знак согласия. — Хорошо, ты даешь мне проверить твою киску, и я убераю кляп.

Что мне оставалось делать. Я раздвинула ноги. Шелковые ленты давали это сделать.

— Умница девочка.
Его рука снова заскользила вниз к треугольнику. Он сел на край стола, я лежала перед ним голая, связанная, ну вернее привязанная и он мог делать со мной все, что хотел. При этом я тоже хотела, чтобы он продолжал. Он скользнул двумя пальцами вниз и вошел в киску.
— Обманщица! — радостно сказал он. Вытащив пальцы он стал их облизывать. — Ммм, я уже забыл какая ты вкусная.

Я выгнулась и застонала. Я хотела его. Хотела, чтобы он продолжал и делал со мной, что хотел. Он снова направил свои пальцы внутрь меня и я уже не думая, как это выглядит со стороны, стала нанизываься на них..
— Стоп стоп стоп, — сказал он хитро улыбаясь. — Не все сразу. Я обещал тебе снять кляп. Сейчас сниму, только надо еще кое-что сделать. Он достал маленькую круглую коробочку, отрыл ее. В коробочке было что-то похожее на сухие духи или вазелин или что-то подобное.
— Вот что мы сейчас сделаем, — сказал он, пальцем набирая содержимое коробочки, — я намажу тебе это на клитор и соски, мы немного подождем и снимем кляп. Он набрал на палец крем из коробочки, подошел ко мне, раздвинул губки и намазал что-то немного прохладное на клитор.

— Вот так, очень хорошо, теперь соскИ. Хочешь знать что это? Это специальный крем, в его состав входит жгучий перец, совсем небольшая концентрация, но этого достаточно, чтобы вызвать приятный зуд в местах нанесения. И уже минут через 10 ты будешь уговаривать меня трахнуть тебя. Более того, ты будешь просить меня об этом нецензурно. Ты будешь хотеть, чтобы я ласкал твои соски, сосал их, покусывал, ты будешь их сама практически засовывать мне их в рот. Но самое главно, зуд у тебя между ног. Он вишенка на торте сегодняшнего вечера. Ты будешь трахаться со мной, как последняя шлюха. Знаешь почему? Потому, что я тебя не буду отвязывать. И единственный способ избавиться от зуда — это я. Твои руки не дотянутся, а вот я весь в твоем распоряжении. Но при одном условии. Ты меня сама попросишь об этом.

С этими словами он снял кляп.

— Ну что скажешь, как тебе мой сюрприз?
— Вот ты козел, — мы так не договаривались!
— Конечно не договаривались. Но ты же сама говорила о том, что хочешь, чтобы тебя как следует оттрахали. Мне кажется мы с тобой неплохо трахались вместе. А кто еще реализует твои тайные сексуальные фантазии, если не я.
— Развяжи меня!
— Нет. Я ни за что не пропущу это. Сейчас через пару минут начнет действовать крем и будет очень весело.
— Я никогда не попрошу тебя меня… — запнулась, — трахнуть.
— Еще как попросишь. Матом. Кстати, мне уже нравится, как ты это говоришь, — с ухмылкой сказал он.
— Нет.
— Ну и зачем спорить. Давай подождем.

И тут я почувствовала легкое жжение. Вот оно, началось. Киска начинала зудиться. Соски тоже. Я стала пытаться дотянуться руками до них, но конечно не смогла это сделать. Я стала выгибаться, жжение и зуд становились все сильнее. Особенно киска. Она начинала невыносимо гореть. Хотелось тереть ее руками или тереться обо что-то.

— Знаешь, ты плохо себя вела, огрызалась, поэтому я снова надену тебе кляп. С этими словами он ставил мне обратно шарик в рот.
— Ммм, — замычала я. Зуд становился нестерпимым. Я стала выгибаться.
— Красивое зрелище. Хочешь меня о чем-то поросить?
— Мммм, — я замотала головой, говоря нет.
— Хорошо, подождем еще немного.

Он сидел на краю стола и смотрел на меня. Терпеть уже было не возможно и я стала стонать и выгибаться.
— Хочешь что-то казать?
— Ммм, — я закивала головой.

Он снял кляп и смотрел на меня, как смотрит мужчина, который возбудился и понимает, что сейчас он будет трахать телку, как захочет и сколько захочет. — Слушаю тебя.
— Пожалуйста!
— Что пожалуйста?
— Пожалуйста сделай это!
— Сделай что? — он измывался надо мной, смакуя мою беспомощность. Ему это нравилось.
— Это!
— Скажи сама!
— Трахни меня!
— Трахнуть тебя?
— Да!
— А волшебное слово? — он специально тянул время. Зуд был невыносимый, я действительно сейчас готова была сделать все, что он говорит, чтобы только он засунул себе в рот мои соски и сосал их, кусал, лизал. И чтобы его большой и упругий друг, или его язык или пальцы бешено трахали бы меня межу ног.
— Пожалуйста.
— Пожалуйста, что?
— Пожалуйста, трахни меня!
— Ну вот видишь, а ты говорила, что не попросишь.

Он прильнул к моей груди, взяв в рот сосок, а рукой начал ласкать клитор. Я извивалась под ним, потому, что это был настоящий кайф. Я кончила сразу же через несколько секунд.
— О, ты кончила!

Он вошел двумя пальцами в киску. Там было все мокро. Соки так и текли из меня. Зуд снова стал нарастать.

— Пожалуйста, не останавливайся, — попросила я.
— Вот что мы сделаем, — сказал он и снова взял свою коробочку. — Мы намажем немного киску внутри. Я же тебе обещал, что ты будешь трахаться, как последняя шлюха.
— Нет, не надо.
— Надо. И тебя никто не спрашивает.

С этими словами он набрав на пальцы немного крема вставил мне их внутрь и начал массировать. Я застонала и выгнулась.
— Мне нравится как ты cтонешь. Сейчас ты будешь и стонать и кричать, — пообещал он.
— Зачем ты так со мной?
— Потому что я тебя все еще люблю. И давно хочу. А ты все время ходишь, виляя своей красивой попой, и не подпускаешь меня себе. К тому же — это же твоя фантазия — быть как следует оттраханной. Ну не доверять же это другим.

Крем начинал действовать, внутри начинался дикий зуд. Сейчас я хотела залезть на стоящего колом друга и скакать на нем, чтобы утолить эту невыносимо сладкую боль.
— Ааааа, — я стала громко стонать. Пожалуйста, сделай с этим что-нибудь.
— Нет, так не пойдет. Что значит сделай что-нибудь. Ты знаешь пароль, — и он смотрел вызывающе мне в глаза и улыбался.
— Трахни меня, пожалуйста, — сказала я и мне было уже все равно, что говорить.
— Снова не правильно. Это уже было. Скажи — вы@би меня.
— Нет. Аааа — — застоялая, пытаясь справиться с теми невероятными ощущениями, которые сопровождал зуд. Все время выгибалась и пыталась достать руками до киски или сосков. Но у меня это не получалось.
— Ну тогда сама, — провоцировал он меня.
— Пожалуйста.
— Волшебное слово — вы@би меня, пожалуйста.
— Вы@би меня пожалуйста, — уже просто кричала я. Пожалуйста!
— Так, хорошо. А ты не верила. Только послущай сама, ты просишь меня тебя вы@бать, да еще и пожалуйста. Конечно вы@бу. Как следует вы@бу. Но сначала сделаешь мне минет. Глубокий. Вернее я сам сделаю, а ты меня попросишь это. Скажешь — вы@би меня в рот, пожалуйста.

Зуд был просто невыносимый. И готова была сказать все, что угодно, лишь бы это прекратилось.
— Вы@би меня, пожалуйста, в рот!
— Еще раз и погромче! — скомандовал он.
— Вы@би меня, пожалуйста, в рот! — уже просто кричала я. Мне было все равно, зуд сводил меня с ума.
— А теперь на камеру.

Он взял айфон и включил камеру. Я лежала на столе, голая, привязанная, киска, клитор, соски горели так, что я понимала, что подписываю себе приговор прямо сейчас, но сил терпеть уже не было. И стала его просить:
— Вые@и меня, пожалуйста, в рот! Пожалуйста!
— С удовольствием!

Он поставил телефон так, чтобы я понимала, что он сейчас делает запись. Он подвинул меня на край стола, чтобы голова свисала, подошел со стороны головы, достал своего друга и приложил к моим губам. 20 см стояли колом. Красивый член с набухшей головкой. Из головки стекал сок. Он намазал мне его на губы. Я слегка приоткрыла рот, он аккуратно начал вводить его мне в ротик.

— Итак, чем глубже минет, тем глубже мои пальцы в тебе. Кончу тебе в ротик. Приготовься сразу.

Я раздвинула ноги, широко, очень широко. Губки набухли и были красные. Соки стекали по мне ручьями. Голова была запрокинуты за край стола, это значит, что он сейчас будет глубоко в моем ротике и я не смогу сопротивляться. Его рука скользнула по киске, его член был у меня во рту, он слегка наклонился на до мной, чтобы дотягиваться, я приподняла таз, чтобы его пальцы вошли глубже в меня. Он губами взял сосок одной груди в рот и начал его слегка покусывать.

И я начала сосать. Он начал глубоко входить в меня свои членом. Упругим, вкусным и терпким одновременно. Я успевала ласкать его языком, он входил глубоко в горло и начал стонать от удовольствия. Одновременно он глубоко входил своими пальцами в меня, лаская одновременно клитор и киску, а губами соски по очереди. Я кончала раз за разом. Зуд не проходил, но было такое облегчение, когда он своей рукой входил внутрь и ласкал клитор. Он глубоко трахал меня в рот. Пальцами в киску. И я сейчас, действительно, трахалась сейчас с ним, как последняя шлюха.

Я почувствовала, как набух его друг, сейчас он кончит. Горячая струя ударила в горло. Одновременно по лицу потекло что-то теплое.
— Это тебе за козла, дорогая! — нежно сказал он мне на ушко. Он кончил мне на лицо.

Он обошёл меня и начал развязывать. Сначала ноги, потом руки. И прежде, чем отвязать вторую руку, наклонился и поцеловал в киску.

— Какая же ты сладкая, — слегка задев губки языком, он смотрел на меня и улыбался. У меня мурашки побежали по телу и он это видел. — Может продолжим? — спросил он, отвязывая вторую руку. Я размахнулась и дала ему пощечину.

— Сволочь!

— Это вместо спасибо? — он улыбался, глядя прямо мне в глаза. Я же помог тебе воплотить твои тайные фантазии. Никакой благодарности.

Я поднялась со стола, взяла с кресла свою одежду.

— Дорогая, мне было хорошо, а тебе? — он просто издевался надо мной.
— Да пошёл ты.
— Ты будешь помнить это момент всю свою жизнь. И ещё попросишь, чтобы я реализовал и другие твои фантазии. Кстати, я бы трахнул тебя по-настоящему. Хочешь?

Вместо ответа я показала ему фак и пошла голая из кабинета. Мне надо было привести себя в порядок, смыть его сперму со своего лица, принять душ в конце концов. У нас был душ в моем кабинете на случай поздних или ранних переговоров после перелетов.

— Я думаю там ты такая же сладкая, как тогда. Стала ещё лучше. Я соскучился по тебе обнаженной.

Я шла и улыбалась. Вот говнюк. Было круто, конечно. Но как теперь все будет? Как мы будем работать? Опять делать вид что ничего не было и нет? Зайдя в душ, я закрыла свой кабинет на ключ, у него, конечно, есть ключи, но я подумала, что он не посмеет зайти.

И я ошибалась. Когда я стояла спиной к двери и мыла голову, его сильные руки прижали меня лицом к стене. Я не слышала, как он вошёл. Он держал мои руки за запястья и прижимал их к стене. Я поняла, что сопротивляться бесполезно, протестовать тоже.

— Вот сейчас я буду наказывать тебя за твоё плохое поведение. Обозвать партнера сволочью. Не хорошо.

Он перехватил обе мои руки в одну свою и крепко прижал к стене, второй рукой взял меня за подбородок.

— Ну что, детка, трахнуть тебя как следует? По-взрослому? Не пальцами? Хочешь, я буду нанизывать твою узенькую киску на своего друга?

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *