7 января — Рождество Христово

По церковному календарю. Евангельская история рождения Иисуса Христа такова. В маленьком городке Вифлееме, недалеко от Иерусалима, в семье благочестивых родителей появилась на свет Дева Мария. С трех лет воспитывалась она в храме. Выйдя из храма в возрасте 14 лет, она дала обещание никогда не выходить замуж и служить только Богу. Священники перепоручили ее 80-летнему старцу, вдовцу Иосифу из Назарета, который имел взрослых детей, а Марии стал вместо отца.
Вскоре в дом Иосифа, где жила Мария, явился архангел Гавриил и сказал ей: «Ты родишь сына и назовешь его Иисусом. Он будет велик и назовется Сыном Всевышнего, и даст ему Господь Бог престол…»
В стране Иудее тогда правил царь Ирод, подвластный Риму. По указу римского императора Августа в Иудее началась перепись населения, и каждый должен был пройти перепись там, где жили его предки. Иосиф и Мария отправились из Назарета на родину родителей, в Вифлеем. Из-за большого скопления народа, прибывшего в городок, они вынуждены были укрыться за городом, в пешере, где пастухи в ненастную погоду держали скот. Ночью Дева Мария родила младенца — Сына Божьего. Мария спеленала его и положила в ясли, куда кладут корм для скота.
Первыми о рождении Спасителя мира узнали вифлеемские пастухи. В поле, где пасли они свои стада, в ярком свете явился ангел. Он сказал испуганным пастухам: «Не бойтесь! Я возвещаю вам великую радость: ныне родился Спаситель, который есть Христос. Вы найдете младенца в пеленах, лежащего в яслях».
Пастухи нашли пещеру и поклонились лежащему в яслях младенцу, а затем, радостные, возвратились к своим стадам.
На восьмой день после рождения младенца Иосиф и Мария дали ему имя Иисус, что означает «Бог спасает», или «Спаситель».

Празднование Рождества

Перед Рождеством в доме проводилась генеральная уборка, ставилась и украшалась елка, шли приготовления к рождественскому столу. Вся неделя была праздничной. Детям обязательно дарили подарки.
В первый день Рождества Христова крестьяне должны были обязательно отстоять литургию, потом разговеться и только после этого начинали праздновать.
Очень ласково и радушно крестьяне принимали христославов. Младшего из них усаживали на шубу, постланную в переднем углу мехом вверх (чтобы наседки сидели спокойно на гнездах и выводили больше цыплят), а всех остальных оделяли мелкими деньгами, пирогами, мукой и баранками.

Коляда

Коляда, вероятно, совершалась в честь древних отечественных божеств — Перуна, или Даждьбога, или Волоса. Коляда и Купала в славяно-русском мире имеют связь с солнцестояниями — зимним и летним. Они составляют два главных праздника в году. Славянское коло, или колесо, — символ солнечного оборота и коловратности судьбы человеческой.

Колядование. С 25 декабря целую неделю ходили ребята со звездой, сделанной из бумаги, и вертепом. Звезда величиной в аршин делалась из бумаги, раскрашивалась и освещалась изнутри свечой. Вертеп — двухъярусный ящик, в котором деревянные фигуры изображали сценки, связанные с рождением Христа.
Придя под окна дома, они пели сначала тропарь и кондак празднику, а потом виноградье; между тем звезда беспрестанно вращалась по кругу- Пропев виноградье, хозяина и хозяйку поздравляли с праздником, наконец, восклицали на славу Божию, тем самым прося себе подачи. Тогда хозяин разрешал одному из славильщиков зайти к себе в дом и давал ему денег.
В Сибири ребята также ходили с вертепом, который представлял собой ящик из двух ярусов. И с помощью деревянных фигурок показывали разные сценки, относящиеся к Рождеству Христову. В верхнем ярусе вертепа представлялась смерть Ирода, а в нижнем — пляски. При этом обычно дьячок зажигал свечи, которыми освещался вертеп, а трапезник гасил их; у одного был за плечами кузов, у другого — в руках тарелка, на которую клали деньги.
Со времен царя Алексея Михайловича появился обычай — выходил государь славить своих подданных. В полдень из ворот Кремля появлялась процессия: двое чиновников с барабанами в руках ударяли в них палочками, обвернутыми сукном. За ними следовали царь со всем клиром и с толпой князей и бояр (они ехали на санях и навещали знатнейших придворных вельмож). При вступлении в дом кому-либо пели во славу Бога и поздравляли с Новым годом. Потом хозяин подносил царю подарок деньгами и угощал его со свитой. После угощения процессия отправлялась к другому вельможе.
За свое пение славельщики получали пироги да деньги. Для сбора пирогов один из славелыциков носил кузов, а для денег предназначалась тарелка.
Около полудня начиналось славление, в котором участвовали все сословия. На Урале обычай «славить Христа» удержался до 1920-х годов.

Ряженые. По домам ходили ряженые. Устраивались гадания и другие забавы, которые светской и духовной властью осуждались. Царь Алексей Михайлович в 1649 году по этому поводу даже издал указ: «…Чтоб всяких чинов люди ныне и впредь в навечери Рождества Христова Каледы и Усени и в навечери Богоявления Господня  Плуги не кликали. И бесовских, сквернословных песней не пели… И пьяные люди всякого чину не ходили, и бород не брили, и на качелях не качалися. И до обедни в харчевнях не сидели, и по улицам не разносили, на игрища не сходились… А которые люди ныне и впредь учнут — и тем людям за такие супротивные христианскому закону за неистовства быти от нас в великой опале и в жестоком наказанье».
Но никакие запреты не помогали.
Рядились все — молодые и старые, мужчины и женщины. Наряжались солдатом, мужиком, цыганкой, барыней, кучером и т.п.
Замужние и нестарые женщины ходили ряжеными в другие деревни, позволяя себе то, что в обычное время считалось предосудительным и даже весьма неприличным.
Чтобы не быть узнанными, лицо либо разрисовывали сажей, либо наклеивали усы и бороду из пакли, либо надевали самодельные маски.  Обязательно среди ряженых были медведь с поводырем. По вечерам с гармонью и балалайкой ряженые ходили в гости к знакомым и родственникам, пели, плясали, величали хозяев.

Колядки. «Колядками» называли и печенье, которое пекли в виде фигурок животных и птиц — «коровки», «козули» и т.д. Самую боль-шую «колядку» уносили в хлев и оставляли там до Крещения. На Крещение ее крошили в святую воду и кормили скотину, чтобы не болела, хорошо плодилась, знала дом. Коми-пермяки хлебные «козульки»  хранили до Крещения в божнице, а затем также скармливали животным, которых та или иная «козулька» изображала. Остальными «колядками» награждались ряженые и колядовщики, приходящие в дом, за их песни.

Праздничный стол

Ha Рождество принято готовить и есть птицу: утку, гуся, курицу, индейку. Этот обычай имеет очень древнее происхождение. Птица считалась символом жизни. Съесть птицу — значит продлить жизнь.
Ели много и вкусно. Когда-то на Руси непременным рождественским угощением был поросенок, начиненный кашей, или кабанья голова с хреном. В каждом доме выпекали горы пирогов и всевозможных пирожков — для многочисленных гостей и для тех, кто придет колядовать (в ночь перед Рождеством ходили ряженые, поздравляли всех с праздником, их одаривали вкусной снедью, приглашали к столу, потом все шли в следующий дом). Пили очень много. К концу дня обычно все мужики за 25 лет еле ноги волочили, многие женщины тоже. Только деревенская детвора (и отчасти парни и девушки) ходили по дворам и славили Христа.

Приметы

Существует очень много рождественских примет.
Если на Рождество хорошая погода, снег — к урожайному году; день теплый — хлеб будет темный, густой.
Если Рождество на новом месяце, то год будет неурожайным.
На Рождество метель — пчелы хорошо роиться будут.
Какова погода после Рождества, такая же будет и после Петрова дня (12 июля).
На Рождество, считалось, нехорошо, если первой войдет в хату женщина (из чужих) — весь год будут хворать бабы в той хате.
На Рождество обычно надевают красивую, чистую рубаху, но не новую, а то не жди урожая.
Большой удачей на весь год считалось, если в рождественскую ночь овца принесет ягненка. Овцы вообще почитались в христианстве в память о рождении младенца Иисуса, который появился на свет в пещере пастухов и был положен в овечьи ясли.

Святки

На Русь праздник Рождества пришел вместе с христианством в Х веке и слился здесь с зимним древнеславянским праздником — святками, или колядой.
День 25 декабря в календаре наших предков назывался днем Спиридона-солнцеворота. Считалось, что после Спиридона солнце поворачивает с зимы на лето, или как бы рождается вновь. Праздник рождеиия Бога Солнца — Ярилы — был одним из самых почитаемых
. Накануне этого дня наши предки с помощью трения добывали огонь и поджигали большую дубовую колоду или пень, предварительно облив их маслом, чтобы лучше горели. Если колода горела долго и ярко, можно было ожидать теплого и продолжительного лета, если горело плохо — добра не жди. По поверьям славян, в ночь рождения нового солнца сходили на землю духи предков, которые звались «святыми», или «святками».
По народному календарю. Славянские святки были многодневным праздником. Начинались они с конца декабря и продолжались всю первую неделю января. Позже святками, святыми днями, стали называть 12 дней торжества от Рождества Христова до Крещения. Первая неделя называлась святками, а вторая — страшные вечера.
Начинались святки с наведения чистоты. Люди убирались дома, мылись сами, выбрасывали или сжигали старые вещи, огнем и ды-мом отгоняя злых духов, окропляли водой скот.
Во время святок запрещалось ссориться, сквернословить, упоминать о смерти, совершать предосудительные поступки. Все обязаны были делать друг другу только приятное.
Затем люди собирались на сходки — общинные собрания, на которых обсуждались важные хозяйственные вопросы, намечался порядок работ. Заканчивались сходки пиршествами с преобладанием мясных блюд. Часть пищи отдавалась богам, духам или душам умерших предков, чтобы таким образом привлечь их на свою сторону. Для них же варили кутью.
Одновременно устраивались игрища, колядования, хождение ряженых, гадания, святочные торжища — торги, базары.

Посиделки

Молодежь сходилась на вечерки, или посиделки. Обычными раз-влечениями были так называемые круговые песни с плясками. На святочных вечерках парни «женихались». Подбирались пары.
Почти целый месяц девушки шили наряды, парни готовили маскарадные костюмы и выбирали «жировую» избу для посиделок. Чаще всего за 2 или за 3 рубля какая-нибудь одинокая солдатка или полунищая старуха уступала молодежи свою избу. Деньги за избу платили наличными или отрабатывали.
В Торопце Псковской губернии святки авали субботками. Незамужние девушки собирались в домах у бедных, но честных вдов. По этому случаю для посетительниц устраивались скамейки уступами с пола до потолка, вроде амфитеатра; посреди горницы вешался огромный фонарь из цветной бумаги, украшенный разноцветными лентами и с множеством свечей. По сторонам горницы ставились скамейки для мужчин. Когда все места в этом амфитеатре занимали девицы, отпирались запертые до того ворота и начинался приезд холостых мужчин. Каждого входящего гостя девушки величали песнями, которые исстари пелись на субботках.
Гости должны были платить за песни; собранные деньги оставались в пользу бедной хозяйки. На этом празднике женихи высматривали себе невест, а невесты — женихов. Женатые и замужние не допускались на торопецкие субботки.
Ряженые. Святочные посиделки начинались обычно не ранее 6 декабря и отличались от всех других посиделок тем, что и парни, и девушки рядились. В первые дни святок ряжение бывает самое незамысловатое: девушки наряжаются в чужие сарафаны (чтобы парни не узнали по одежде) и закрывают лицо платком. Только самые бойкие наряжаются в несвойственную одежду: парни — в женский, девушки — в мужской костюм.
В Новгороде ряженые ходили по городу в те дома, где в знак приглашения ряженых ставились на окнах зажженные свечи. Зашедшие на огонек тешили хозяев шутками, комедийными представлениями, песнями и плясками.
В Тихвине на святки снаряжали большую лодку, которую ставили на несколько саней и везли по улицам. Во время поездки ряженые пели, играли на разных инструментах и шутили. Толпа народа провожала их, а зажиточные граждане потчевали вином и кушаньем.
Царь Иван Васильевич со своими опричниками маскировался, подобно скоморохам. Петр I любил святочные игрища, в которых сам участвовал.
Игрища. Кроме танцев (кадриль, ленчик, шестерка) и гаданий любимым развлечением на посиделках были так называемые игрища, на которых давались представления народных комедий (авторами и актерами нередко выступали сами деревенские парни).
Устраивались, например, игры в кобылы. Собравшись в какую-нибудь избу на беседу, парни ставили девок попарно и, приказав им изображать кобыл, пели хором:
Кони мои, кони, кони вороные…

Затем один из ребят, изображающий хозяина табуна, кричал: «Кобылы, славные кобылы! Покупай, ребята!» Покупатель приходил, выбирал одну девку, осматривал ее, как осматривают на ярмарке лошадь, и говорил, что он хотел бы ее купить. Дальше шла торговля, полная непристойных жестов и неприличных песен. Купленная «кобыла» целовалась с покупателем и садилась с ним. Затем с теми же жестами и песнями происходила переторжка, после чего начиналась ковка кобыл. Один из парней зажигал пук лучины (горн), другой раздувал его (мехи), третий колотил по пяткам (кузнец), а покупатель держал ноги кобылы на своих, чтобы не ушла.
Или играли в блины. Один из парней брал хлебную лопату или широкий обрезок доски, а другой поочередно выводил девушек на середину избы и, держа за руки, поворачивал их спиной к первому парню, который со всего плеча лупил их по нижней части спины. Это и называлось «печь блины».
Но существовала целая группа других игр — кощунственных. На-игра в покойника. Ребята уговаривали самого простоватого парня или мужика быть покойником. Наряжали его во все белое, натирали овсяной мукой лицо, вставляли в рот длинные зубы из брюквы, чтобы страшнее казался, и клали на скамейку или в гроб, крепко привязав веревками, чтобы не упал или не убежал. «Покойника» вносили в избу на посиделки четыре человека, сзади шел поп в рогожной ризе, в камилавке из синей бумаги, с кадилом в виде глиняного  горшка или рукомойника, в котором дымились угли, сухой мох и куриный помет. Рядом с попом шел дьячок в кафтане, с косицей
сзади, потом плакальщица в темном сарафане и платочке и, наконец, толпа провожающих «покойника» родственников. Гроб с «покойником»  ставили посреди избы, и начиналось кощунственное отпевание, состоящее из самой отборной брани, которая прерывалась только всхлипыванием плакальщицы.
По окончании отпевания девок заставляли прощаться с «покойником» и насильно целовать его открытый рот. Многие из девушек плакали, а наиболее молоденькие, бывало, даже заболевали после этой игры. Кончалась игра тем, что часть парней уносила «покойника» хоронить, а другая часть оставалась в избе и устраивала поминки: мужчина, наряженный девкой, раздавал девицам из своей корзины шаньги — куски мерзлого конского помета.
Были и простоватые игры типа игры в голосянку. На посиделках Какой-нибудь бойкий парень выходил на середину избы и громким голосом произносил: «Ну, давайте-ка, ребята, голосянку тянуть. Кто не дотянет, того за волосы-ы-ы-ы-ы!..»
И парень, а за ним и все другие начинали тянуть это «ы» до бесконечности. Посторонние же посетители старались всячески рассмешить участвующих в игре и тем заставить прервать звук «ы».
Почти такой же азарт вызывала игра в молчанку. По команде «раз, два, три» все парни и девушки должны были хранить молчание. Не выдержавшие молчания подвергались какой-нибудь условленной каре, например: съесть пригоршню угля, поцеловать какую-нибудь старуху, сходить на гумно и принести сноп соломы (это считалось одним из тягчайших заданий, так как ночью на гумно не ходят, из опасения попасть в лапы «огуменника», одного из самых злых домашних чертей).
С посиделок молодежь расходилась далеко за полночь. Но шалости продолжались и на улицах. Расшалившиеся парни будили спящих обы вателей стуком в стены избы. Но больше всего любила деревенская молодежь заваливать ворота и двери изб всяким хламом: дровами, бревнами, сохами, боронами. Иногда, для большей потехи, парни взбирались на крыши заваленных изб и выливали в трубу ведро воды.
Взрослое население в эти святочные вечера тоже не любило сидеть дома и предавалось свойственным его возрасту развлечениям. Люди ходили в гости, делали взаимные угощения и, отчасти, увлекались азартными играми. При игре на деньги азарт доходил до того, что некоторые игроки не только проигрывали большие деньги (10 рублен и более), но оставляли своим счастливым соперникам одежду, возвращаясь домой почти нагишом, в одной рубашке.

Святочные гадания

Согласно народной легенде, в ночь под Новый год бесчисленные сонмы бесов выходят из преисподней и свободно расхаживают по земле. Считалось, начиная с этой ночи вплоть до кануна Богоявленья нечистая сила устраивает пакости православному люду и потешается над всеми, кто позабыл оградить свои дела крестом, начертанным на дверях жилых и нежилых помещений. В эти страшные вечера Бог на радостях, что у него родился сын, отомкнул все двери и выпустил чертей погулять. И вот черти, соскучившись в аду, набросились на грешные игрища и придумали, на погибель человеческого рода, бесчисленное множество развлечений.
Гадать обычно начинали со второго святочного дня, особенно верным считалось гадание на Васильев день. После перехода на новый стиль канун старого Нового года — 13 января — пользуется особым почетом у гадающих.
Гадали у колодцев, в сарае и около него, в бане, в поле, у воды, на перекрестках дорог… Гадали на предметах обихода, на женских украшениях, пище, домашних животных и птицах…
В языческие времена гадание носило чисто хозяйственный характер — об урожае и приплоде скота, о здоровье родных и близких. Приносили на святки в избу сноп пшеничный или охапку сена и зубами вытаскивали соломинку и травинку. Полный колос с зерном предвещал хороший урожай, а длинная травинка — хороший сенокос.
Гадание на замужество. На святках (обычно во второй их половине, в страшные вечера, между Новым годом и Крещением) девушки гадали особенно много, ночи напролет, меняя способы и формы испытания судьбы. Они обычно пытались угадать, каков будет жених, в какую семью они войдут и не предстоит ли дальняя дорога. Собравшись компаниями, бегали подслушивать у окон, спрашивали у прохожих, как звать суженого, пускали в дом курицу или петуха, поджигали нитки и т.д.
В глухую ночь, когда крепко спят все домочадцы, гадальщицы приносили в избу петуха, и если он пойдет к столу, значит девушка, на имя которой производилось гадание, выйдет замуж, а если петух побежит из избы, то она останется еще в девках.
Или девушки тихонько отправлялись в гусятник и в темноте ловили птицу: если попадет в руки самец, значит девушка выйдет замуж, если самка — останется еще в девках.
Чтобы узнать, кто будет в женихах — холостой или вдовец, — девушки тайно выходили из дому к изгороди и, обхватив ее обеими руками, начинали перебирать ее жерди или доски одной рукой, приговаривая тихо: «холостой, вдовец, холостой, вдовец». На каком слове девушка остановится, значит, за такого и выйдет замуж.
Чтобы наперед знать, каким окажется будущий муж — из своих или приезжих, девушки в ночную пору выбегали на перекресток дороги и терпеливо ожидали первого лая собаки. Если слышался лай далеко, то это означало, что девушка выйдет за парня из другой деревни.
Чтобы получить весточку о том, богатым или бедным будет суженый, девушки поздно вечером, тайно от родителей, отправлялись на гумно. Там садились у половинной ямы и опускали в нее обнаженную руку или ногу. Если им казалось, что руку или ногу погладил кто-то чем-либо мохнатым и теплым, значит девушка в замужестве будет жить богато, и наоборот.
Гадальщицы ходили слушать под окна чужих домов и, судя по услышанным ими словам, веселому или неприятному разговору, предрекали себе приятную или скучную жизнь в замужестве.
Городские барышни бросали через ворота валенок либо калошу (в какую сторону носком упадет — в ту сторону и замуж идти, а если носком на отчий дом упадет — сидеть еще в девушках).
Лили на воду расплавленное олово или воск (рассматривали, на что похож узор).
Жгли мятую бумагу и на ее тень на стене смотрели. Запирали на ночь дужки водоносных ведер, а ключ под подушку клали (во сне за ключом должен был прийти суженый).
Садились в полночь у зеркала с зажженными по обеим его сторонам свечами и ждали прихода суженого.
Гадали на священной книге (надо было назвать страницу и строчку — указанный текст и был ответом на загаданное желание).
Обручальное кольцо (только обязательно в церкви венчанное) опускали в стакан с водой, а стакан ставили на лист белой бумаги, на который насыпали золу или пепел. Надо было глядеть в кольцо, пока не увидишь в нем суженого.
Гадающие собирали кольца, перстни, запонки, сережки и другие вещицы, клали их в блюдо с кусочками хлеба и накрывали полотен цем или ширинкой (платком). Сначала пели песню хлебу и соли, потом другие подблюдные песни; по окончании каждой, запустив руку в блюдо под полотенцем, ловили, что попадется. Потом делали выкуп вещей. Когда оставалась одна вещица, пели обычно свадебную песню. После этого кольцо катили по полу, загадывая, в какую сторону оно покатится: если покатится к дверям — девушке к замужеству, мужчине к дороге.
Сняв с насеста кур, приносили в ту горницу, где заранее приготовлены в трех местах вода, хлеб, золотые, серебряные и медные кольца. Если курица станет пить воду — муж будет пьяница; станет есть хлеб — муж будет бедняк; если возьмет кольцо золотое — муж будет богач, если серебряное — то среднего состояния, если же медное — то нищий.
Сибирские девушки выпускали на середину комнаты курицу с петухом и замечали: если петух гордо расхаживал и щипал курицу, то муж будет сердитый; если и курица храбрилась перед петухом, то, значит, жена возьмет верх над мужем.
Выводили также лошадей из конюшни через оглоблю или жердь. Если лошадь зацепит за оглоблю или жердь ногами, то муж будет сердитый, а житье несчастное; если перейдет, не зацепив, то муж будет смирный и житье счастливое.
Девица, желающая знать, что случится с ней в следующем году, брала три вещи — головной женский убор, кусок хлеба и дерева. Накрывала их горшком с разными приговорами. Потом, закрыв глаза, подходила к горшку и брала в руки попавшуюся вещь. Головной убор означал замужество, кусок хлеба — сидение в девках, а дерева — гроб.
Чтобы узнать имя жениха, девушки брали клочок соломы и, перепутав ее, клали на стол. На солому ставили железную сковороду, в нее клали камень и лили несколько капель воды. Потом медленно выдергивали из-под сковороды по соломинке, от сотрясения сковорода бряцала, и в бряцании гадающим слышались якобы имена своих суженых.
В стакан воды выпускали яичный белок, стакан ставили в печь. Через некоторое время, вынув стакан, отмечали: если белок поднимется в виде башни — быть браку, если в виде четырехугольника — скорой смерти, если белок не поднимется — не бывать замужем.
К поленнице дров пятятся задом и, взяв полено, несут его домой. Сколько на полене сучков, столько будет людей в том семействе, в которое вступит девушка после замужества. Если полено без сучков, то будет жить в бедности и одиночестве; если оно шероховатое, то в богатстве.
Положив на пол кольцо, крючок из соломы и кусок хлеба, накрывают их платком. Если девушка вынет кольцо, то жених будет щеголь, если хлеб — богач, если крючок — бедняк.
Подойдя к стогу соломы, закинув голову назад, берут ртом соломинку. Если соломинка окажется с колосом, то девушка, вышедшая замуж, станет жить богато, если соломина попадется без колоса, — бедно.
В темной спальне ставили на стол зеркало, а перед зеркалом зажженную свечу. Девица входила в комнату, смотрела через свечу в зеркало — там она видела своего суженого. Когда она говорила «чур, меня», явление должно было исчезнуть.
Святочные сновидения. Собрав из прутиков мостик, кладут его под подушку. Девушка, ложась спать, приговаривает: «Кто мой суженый, кто мой ряженый, тот переведет меня через мост!» Суженый появляется во сне и переводит за руку через мост.
Берут наперсток соли, наперсток воды, смешивают все и глотают. Ложась спать, девушка говорит: «Кто мой суженый, кто мой ряженый, тот мне пить подаст». Суженый пригрезится во сне и подаст пить.
Также кладут под подушку гребень с такими словами: «Суженый, ряженый! Причеши мне голову». Жених является во сне и чешет голову.
Последние святочные гадания — в крещенский сочельник. Тогда хотели узнать, сбудется ли все, что было обещано на святочных гаданиях. Вечером выходили «примечать» звезды. Если увидят, что Стожары (народное название Плеяд) будут у них с правой руки, то это означало, что гадания сбудутся. В таком случае одна из девушек выходила с пирогом, а вторая, обходя вокруг нее, причитала:

Аи, вы звезды, звезды, звездочки!
Все вы, звезды, одной матушки,
Белорумяны вы и дородливы.
Засылайте сватей по миру крещеному.
Состряпайте свадебку для мира крещеного,
Для мира гостиного,
Для красной девицы,
Свет родимой Анны Ивановны…

Если же гадальщица видела Девичьи зори (линия звезд по Млечному Пути), то это означало, что она еще год не выйдет замуж.
Святочные песни. Святочные песни сопровождались играми — различными хождениями девиц, то рядами, то кругами. Песни можно условно разделить на группы, в зависимости от сопровождающих их игр. Например, пели песни с «отловами», то есть вопросно-ответные, хороводные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *