У тебя милый, нежный, манящий рот и румяные, точно яблоко с мороза, щеки. Их так чудесно целовать, и не обязательно в постели. Ты замечательно готовишь салаты. Боже мой, сколько кулинарных рецептов ты знаешь! Но особенно тебе удается салат из кальмаров. Нам хорошо с тобой — сидеть за столом и есть. И когда мы так сидим, мне хочется взять тарелку за донышко и резким движением опрокинуть на твое привлекательное лицо. И долго возить по нему — размазывать, размазывать и размазывать… Дорогая, ты никогда не поверишь, что я испытываю дикую, непереносимую эрекцию, когда представляю как вожу этим салатом по твоему лицу. Оно такое милое и привлекательное. Но я никогда не сделаю этого, потому что тогда ты обидишься и выгонишь меня и мы никогда более не увидимся, а я привык к твоему манящему рту и прохладным щекам. А как мне описать твои глаза?! Нет я не стану описывать твои глаза, дорогая, потому что я опять испытаю эрекцию, когда представлю, что под ними сидят два фингала — так мне хочется двинуть в них кулаком.Далее…

Телефонный звонок в моей квартире раздался как всегда неожиданно и я, сломя голову кинулся в коридорчик к аппарату по пути пытаясь сообразить, кому я мог понадобиться вечером в субботу , да еще находясь в летнем отпуске. Немногие могли знать, что только вчера я вернулся из загранкомандирровки и быстренько оформив отчет, «свалил» из надоевшей конторы на полную отпускную свободу. Впереди у меня были всевозможные планы развлечений и отдыха, за разработкой которых и застал меня неугомонный человек с той стороны , у телефона. — Привет , Иван ! Это я — Саша Коноплев , что не узнал сразу , поди зазнался там за неделю в этой Канаде ! Ну ничего , я быстро верну тебя на наш дикий Восток !- весело смеялся он в трубку и мне стало как-то по вечернему тепло и приятно на душе от сознания что мой лучший друг не забыл меня и помнит дату моего возвращения домой и звонит мне , желая встретиться и поговорить о том — о сем , обсуждая дальнейшее времяпровождение и получая взаимное удовольствиеДалее…

Долгое время собирался написать, но все откладывал. Зачем пишу? Мне это и самому непонятно, наверное, потому, что не с кем поделиться, друзей-то раскидало, да и не все им расскажешь. Сразу прошу, если письмо опубликуете, то, пожалуйста, измените имена. История не выдумана и произошла в вашем «небольшом городе». В общем, все это случилось четыре года назад. Я работал в одной структуре, специально сделанной под «бизнесвумен», как мы ее называли, Ларису Ивановну, дражайшую половину своего высокопоставленного муженька. Хватка у нашего начальника была железной, такой и осталась. Наши дела двигались, словно за локомотивом, коим и являлась Лариса Ивановна. Это совсем еще молодая женщина, 30 лет, яркой внешности, с мощным, я бы сказал, мужским характером. Будьте уверены, у мужской половины нашего коллектива она не вызывала никаких других чувств, кроме уважения, а больше — боязни. Любила начальница, если что, устроить публичную «порку» своим подчиненным. После подобного мероприятия настроение было испорчено минимум на день как у жертвы, так и свидетелей действа. Мне тогда было 25, отслужил в армии, окончил институт, работал по специальности — программистом иДалее…

Все началось с того, как я устроился работать на свою прежнюю работу, на которой проходил практику во время учебы. У нас большая комната в которой имеется два огромных окна, народу настам помешалось семь человек. По началу коллектив меня бесил одна старая бабка, сущая стерва, хитрая с подлецой, три грамотных мужика, но любители выпить. Была там еще одна дама с «трудной» нервной системой и еще одна женщина вдова, лет сорока пяти плюс минус пять лет. Она была основательно глупа по жизни, но работать принципе умела. Я сначала не обращал на нее, да и вообще на них всех никакого внимания, мне было пофигу на них всех. Потом как-то мы остались после работы в офисе , у нас оставалась какая-то незначительная работа и мы сидели и занимались каждый своими делами. Я вообще не лезу в дела отдела и мне все равно что они делают. Я решил попить чай и поставил чайник, когда чайник закипел я налил себе чаю, она подошла ко мне так как чайник находился вблизи от меня. Вдруг у меня зазвонилДалее…

Как только я зашел в офис, я обратил внимание, что в нем совершенно одиноко. То есть практичекски никого! И только в последнем кабинете я услышал звуки работающего компьютера. Я зашел туда и увидел, как ты сидишь, раздвинув ножки, читаешь мое послание м водишь себя по груди руками. Я подхожу, и ты не обрачиваясь начинаешь щипать соски пальцами. Я облизываю твою шейку, смотрю, как твои соски начинают проступать сквозь одежду, набухают и твердеют. Я провожу по ним пальцем и чувствую их твердость. Ты сидишь на стуле, ноги твои дрожат, и я начинаю расстегивать твою блузку, целуя тебя вокруг лифчика. Черный кружевной лифчик падает на пол вслед за блузкой… Я разворачиваю стул к себе и присаживаюсь, начиная лизать соски. ИМЕННО ЛИЗАТЬ, не сосать, а лизать, чувствуя их восхитительный вкус и твердость, ты гладишь мой член, он напрягся в джинсах, а я вылизываю твою грудь и постепенно нежно-нежно начинаю массировать тебя сквозь юбку. Она мне мешает, и ты сбрасываешь ее одним движением бедер. Я вижу, что твои чулки на поясе, а трусиков нетуДалее…

Закончился рабочий день и ты уставшая от всей суеты сидела в кресле. В офисе уже никого не осталось и ты наслаждалась тишиной. Из Инета уже все ушли, а домой не хотелось. Было душно и ты мечтала о душе. Пересилив себя ты пошла в душ (он был в офисе). Платье с тихим шелестом сползло к твоим ногам. На миг ты залюбовалась своему отражению в зеркале, улыбнулась ему и шагнула под прохладные струи воды. Легкий стон вырвался из твоей груди, когда первые капли коснулись твоего тела. Вода струилась по тебе, унося с каждой капелькой всю твою усталость, расслабляя тебя. Вода скатывалась с твоих волос по плечам и все ниже, образуя между грудей ложбинку с водопадом, по которому вода устремляется дальше к пупочку. Она щекотит, втекая в него и течет дальше. Дальше туда где начинаются стройные ножки. Вода затекает туда. Она дразнит своей легкостью. Ты чуть разводишь ножки, позволяя воде течь свободней , проникать в тебя. Ты чувствуешь нарастающий жар в своем лоне, который не может затушить вода, которая омывая твои чудные ножкиДалее…

Кафе… небольшое, уютное, немного домашнее… Запах свежих булочек, салатов из фруктов… тихая музыка … Мы сидим немного вдалеке от большинства посетителей . В » кабинке» … это столик, круглый с длинной скатертью. Ты напротив меня. За нашими спинами » ширма» из перегородки с живыми цветами, пышной живой зеленью, нет цветов на них, просто зеленые листья, которые нас скрывают от любопытных соседей, не привлекают внимание к нам из общего зала…. Мы просто пришли сюда, отдохнуть, поболтать, посплетничать, пооткровенничать как мы это любим делать… Мы заказали мартини, я люблю его, как красное вино… оно стоит на столе в широких рюмках на изящной тонкой ножке, прозрачная, немного густоватая жидкость, слегка обжигающая горло…. в бокалах по маслинке, насажанных на шпажки…. Мы болтаем обо всем подряд, о погоде- что надо покупать обнову на весну.. о работе — которая нас давно мало интересует…. о смешных ситуациях в нашей жизни… мы говорим о чем угодно… только не о нас… Я знаю что сегодня я скажу тебе очень важную для меня вещь… Я решилась…. я нервничаю, говорю быстро,Далее…

Две девушки, совершенно обнаженные вступают перед зрителями в схватку. Каждая из двух девушек старается любыми способами довести соперницу до оргазма. Девушка, которая первой забьется в конвульсиях сладострастия, считается проигравшей, а та, которой удалось привести ее в такое состояние — победительницей… Прямо здесь, посреди зала, на глазах у всех собравшихся зрителей, нам с Синтией предстояло раздеться. Следуя примеру новой подруги, я скинула с себя платье, трусики, бюстгальтер. Обнаженные, мы вышли на середину зала и встали возле ковра. Ударил гонг, зрители зааплодировали, разглядывая нас, наши стройные голые тела, со всех сторон выставленные на обозрение. Мы опустились на колени и оказались напротив друг друга на коврике. Надо сказать, что раньше я никогда не занималась лесбийской любовью. Более того, я вообще не занималась любовными упражнениями на людях. Но вот тонкие руки Синтии охватили мою шею, потянули на себя. Я поднялась. Губами Синтия раскрыла мой рот и впилась своим язычком. Наш поцелуй был сначала односторонним, я очень смущалась, но потом влажный рот подруги, припавший ко мне, стал мне нравиться. Я начала тихонько вибрировать. Язычок СинтииДалее…

«Меня зовут Вика, Виктория. Мне тридцать восемь. Еще принято писать о своем семейном положении. У меня это будет выглядеть так — «жената». Дело в том, что я — лесбиянка. И у меня есть чудная, прекрасная жена Ната. Мы «женаты» уже пять лет. Наташеньке сейчас двадцать три. Она обожает меня, своего «мужа» и господина. Она верна мне телом и душой. Своим божественным телом и детской, ранимой душой. Мы познакомились с Натусиком в театре. Просто разговорились два незнакомых человека, два зрителя. Две зрительницы. Потом встретились, абсолютно случайно, в очереди за билетами. Ходили, болтали. Я пригласила Нату к себе домой, на чашечку чая. Пили чай, вино. Смеялись, хохотали, А потом: потом произошло то, что случилось со мной восемнадцать лет назад. В то лето я отдыхала в Подмосковье, на даче у своей тетушки Ольги Сергеевны. На второй день моего пребывания в ее гостеприимном домике. Как сейчас помню тот прохладный и дождливый летний вечер: Мы с тетушкой бежали от станции, а дождь уже лил вовсю! Продуктовый магазин находится на станции и каждый раз приходится ходитьДалее…

Здравствуйте. Я хотел бы поведать вам одну историю, которая быть может вас заинтересует. Мне семнадцать лет. Этим летом я решил слегка поработать, отдохнув июнь месяц я устроился работать курьером, правда, мне пришлось еще иногда возиться с компьютерами, но это так — несерьёзно. Вообще-то я москвич, но временно живу и учусь в Подмосковье. Дело было так: была пятница, я возвращался из Москвы по обыкновению на электричке. Купив на платформе бутылку пива, уселся с книжкой и погрузился в чтение. Не люблю ездить по пятницам очень много народу, в основном дачники. Тюки, сумки, все дела — тесно. Я возможно и не заметил бы ее, но пьяный мужик сидевший через проход задремал и свалился на пол. Хоть я был и в наушниках, шум этот я услышал. Подняв глаза, я увидел это перепуганное чудо. Она была прекрасна. Ей было лет пятьдесят ~ пятьдесят пять. Поседевшие светлые волосы, серые смеющиеся глазки, маленькие губки бантиком. Роста она была небольшого чуть ниже моего плеча. Но такой красивой женщины как она я не видел никогда в жизни. Она былаДалее…